Почитать

​Взгляд в будущее или зачем нужны технические музеи

Государственный политехнический музей при КПИ им.Игоря Сикорского может похвастаться экспозицией и фондами в 19,5 тыс. экспонатов, уроками азбуки Морзе и космическим аппаратом «Восход». Редакция UNC.UA продолжает разговор с директором музея Наталией Писаревской о музейных фондах.

– Наш музей – политехнический, и это тип музея, которого в Украине нет, – рассказала Наталья Писаревская. – И должна сказать, что страна, в которой нет научных и технических музеев – это страна, которая смотрит в прошлое. Технические и научные музеи показывают самое новое – и ты сам видишь, как оно за секунды уже становится устаревшим. В нашем музее есть все символы ХХ века, а с ХХІ века пока есть только первый наноспутник, но и он уже устарел. Это и есть парадокс технического музея. Мы должны знать историю, но история – не путь вперед, музеи должны рассказывать о новом.

В нашем музее есть все символы ХХ века, а с ХХІ века пока есть только первый наноспутник, но и он уже устарел. Это и есть парадокс технического музея.

Почему существует такая особенность технических музеев – тяга к новому?

– Потому, что они создавались на пике трудных времён, когда народ хотел смотреть вперёд. Первый технически музей был создан во Франции, во время Французской революции, в 1794 году аббатом Анри Грегуаром. Называется он Музей искусств и ремёсел. Музей был создан для народа, который хочет постигать новое, но не имеет на это возможности. Помещением под музей служит монастырь. На его базе создан учебный и научно-исследовательский институт.

Второй знаменитый музей – Немецкий музей достижений естественных наук и техники в Мюнхене. Это самый большой в мире музей науки и техники, в котором собрано 28 000 экспонатов из более, чем 50 отраслей науки. Площадь музея составляет 19 км.

Как удалось собрать такой огромный музей и были ли это оправдано?

– В Немецком музее был гениальный менеджер – Оскар фон Миллер, электрик по специальности. Создание музея заняло у него 20 лет – с 1904 по 1925 год. За то время было собрано огромное количество экспонатов.

Оскар фон Миллер сделал две очень важные вещи. Первое: он организовал систему, когда все ведущие фирмы техники и электроники поставляли ему экспонаты. И второе: он получал в музей абсолютно все книги, которые выходили по исследованиям науки и техники. Библиотеку, собранную в результате, можно себе только представить.

Музей работал по такой схеме: за вход платилась крошечная сумма, однако всех рабочих пропускали смотреть на новое. Так как дело в том, что все новое очень быстро становится старым, и пока оно новое, на нем ещё можно учиться. По этому же пути сейчас идёт «Мараикан» – Национальный музей передовой науки и технологий Японии.

Все ли научные и технические Музей так долго собирают свои коллекции?

– Есть отдельный тип музеев, которые создавались после выставок: Музей науки в Лондоне и Политехнический музей в Москве. Английский музей поборол стереотип, что коллекции интересуют только богатых людей, потому что музей стало посещать такое количество людей, что они были вынуждены переехать в здание с совершенно другой площадью.

Смотреть раздел «Радиоаппаратура и магнитофоны» на UNC.UA

Что самое важное в музее?

– Конечно, наиболее важны в музее экспонаты и экспонирование. Виртуальные музеи в этом смысле проигрывают, потому что человек осязает реальность не только глазами, но и через другие сенсоры.

Этот принцип хорошо воплощает Музей науки и промышленности в Чикаго. Музей был создан во времена великой депрессии в 1933 году. Один миллионер побывал в Германии, и, вернувшись, решил, что дети должны ходить в музеи, а не бегать по улице. Он положил в основу музея свои 3 млн. $, а это были огромнейшие деньги в то время. Условием функционирования музея было то, что экспонаты можно трогать, и в музее можно разговаривать. Сейчас это самый громкий музей. В нем находятся потрясающие экспонаты: космический корабль Аполло-8, на котором люди летали на орбиту Луны, угольная шахта, причем настоящая, макет субмарины U-505, первый дизельно-паровой поезд и другие, не менее невероятные объекты. Подобными экспонатами и отношением к посетителям сообщалось, что техника – это интересно.

Ещё один тип музеев был создан в 1969 году Ф.Оппенгеймером в Сан-Франциско – «Эксплораториум». В то время все были перепуганы событиями, произошедшими в Хиросиме, и испугались науки как таковой. Ф.Оппенгеймер создал интерактивный «Эксплораториум» для того, чтобы люди не боялись науки и понимали, что могут ею управлять, и в управлении наукой – будущее.

Популярны ли научно-технические музеи?

– Вообще существует проблема понимания разновидностей музеев. Почему-то бытует мнение, что существуют только художественные музеи и, в лучшем случае, декоративно-прикладные. Однако есть огромное количество и других музеев. Например, наибольшее количество в мире – ВУЗовских музеев, а в Италии очень распространены музеи с приборами, которыми пользовался Галилео Галилей.

Что касается музеев научных и технических, то они наиболее посещаемые. Они нужны, потому что сохраняют редкостные и значимые в научном прогрессе человечества экспонаты. Например, сегодня нигде нет вычислительной машины «Мир-1», у нас в музее она есть. То есть речь идёт о сохранении объектов, которые могли не пойти в тираж, и они не являются упущенными возможностями – они иллюстрируют шаги научного развития.

Музей КПИ получает поддержку извне?

– Наш музей – ВУЗовский, а ВУЗовские музеи – ведомственные. Получается, что такие музеи нелегальные, поскольку в законе Украины «Об образовании» нет слова «музей». Тем не менее, на сегодняшний день у нас насобиралось 19,5 тысяч экспонатов. В основном фонде у нас содержатся вещи, которые являются единственными и неповторимыми, больше таких нигде не найдете. Например, приемник немецкий 30-х годов, наш советский приемник и патифон. На примере этих экспонатов можно увидеть два абсолютно разных мира, поискав волны, которые слушали советские люди, и сравнив с полным обзором волн, которые ловил немецкий приемник. Эти вещи говорят сами за себя. Но нужно быть хорошим экспозиционером, чтобы это понять.

Электронный микроскоп

Мы могли бы выставлять коллекции и делать кураж, но пока мы скорее похожи на открытый фонд.

Мы могли бы выставлять коллекции и делать кураж, но пока мы скорее похожи на открытый фонд. Наша задача сейчас – сохранить это положение и бороться за будущее музея. Перед нами сейчас три самых важных задания: во-первых, прописать музе в законе, во-вторых, добиться финансирования из нескольких источников и в-третьих, добиться статуса национального.

Финансирование из разных источников крайне важно для полноценного функционирования музея. Например, музей в Сан-Хосе имеет финансирование от меценатов, частных фирм, Министерства образования и от государства, поэтому успешно существует.

Что изменилось во внутренней «кухне» музея и музеев вообще за последнее время?

– Сейчас специализация требует от музеев других знаний. У нас пока людей с такими знаниями мало. Музейщик должен исследовать фонды, писать описания, формировать коллекции и материал для выставок. Доносить информацию о музее, освещать его должны другие люди. Когда так происходит, то результат хорошо виден. Мы понемногу вливаемся в этот поток и новый принцип функционирования. Например, к нам пришли на практику студенты со специальности промышленный маркетинг и рассчитали, сколько будет стоит повести выставку из нашего музея в Японию, Китай и Польшу.

Насколько целесообразно и выгодно возить выставки так далеко?

– В 2017 году я была на форуме в Китае. Один грек сделал выставку, посвященную машинам Древней Греции. Она представляет собою прорисованные холсты и фотопостеры пейзажей Греции, на фоне которых машина, которая наливает вино, и еще несколько похожих изобретений. Это скорее инсталяция, нежели выставка. И параллельно этот грек рассказывает принципы работы машин, о которых люди впервые додумались.

Я интересовалась у него, выгодно ли ему возить экспозицию. Выставка стоила 5 тысяч долларов с перевозкой. И на мой вопрос, он ответил, что это все прекрасно окупается, и ещё удивился, как выставка может быть убыточной. Поэтому при правильном подходе – это и музею выгодно, и людям интересно.

Хорошие, продуманные выставки чрезвычайно важны в целом. Например, в Японии была интересная выставка «Сто предметов японского дизайна». Они показали, как можно жить каждый день, а не «во имя светлого будущего». Для многих людей – это непонятный концепт. А для японцев – это предметы, которые рассказывают о них. Например, они привезли на выставку держалку для капельницы – она совсем иная, чем мы привыкли. У них это деревянный скворечник, который тихо едет, его совсем не слышно. Или сумочки из ткани, в которых можно перенести 10 литров воды. Или куртка, которая у них называется «дом», то есть там столько карманов, что в нее можно вместить все необходимое: от документов до аптечки. В ней в случае необходимости можно выйти – и тебе больше никакие дополнительные сумки, рюкзаки не нужны.

Похожая концепция есть у корейцев – Корейский музей предлагает выставку о корейских машинах и о том, как эти машины изменили мировоззрение корейцев. Техника и наука – это не только изобретения ученых, это ещё способ мышления.

Есть ли у музея КПИ конкуренты в Украине?

– Сейчас мы единственный политехнический музей в Украине. Хотя есть замечательный музей машин в Днепре, много частных интересных музеев. Например, «Old Car Land фестиваль». Музей компьютеров «Software and Computer Museum» с отделениями в Киеве и Харькове.

А в общем фонд Нобеля делает интересные выставки и ездит по миру. Так же общество научных исследований имени Макса Планка – это организация, похожая на нашу Академию наук. У них была выставка «Туннель науки» – ты проходишь его и видишь новое, видишь, как человечество развивается разумно, что есть выход. Это примеры, на которые нужно ориентироваться.

Чего, по Вашему мнению, не хватает музею КПИ?

– Для хорошего музея нужен сценограф, который сможет все правильно расставить. Нужен хороший свет, а также дизайнер, который сможет все вкусно подать.

Есть ли планы на будущее?

– У нас есть интересные идеи, например, мы хотели сделать открытый музей. Когда входишь в одно пространство – и имеешь возможность увидеть разные технические музеи мира. Но пока это только идея.

Интервью вела Алина Опрелянская