Почитать

​Аппарат, который выходил в открытый космос, «прадедушка» компьютера и другие раритеты

Директор Государственного политехнического музея при НТУУ «КПИ» Наталия Писаревская о том, как формируются коллекции в музеях, и о необычных экспонатах в музее КПИ.

Как формировалась коллекция политехнического музея?

– В КПИ вузовские музеи были с самого начала. Наш музей собирался усилиями нашего ректора и Бориса Патона. В 90-е годы, когда любой, особенно большой компьютер быстро разбирался на драгметаллы, они приняли принципиальное решение: собирать музейный фонд, и собрали львиную долю того, что только можно было найти в лабораториях и институтах. Они смогли найти в музей пьезодвигатель первого выпуска, а также многие другие вещи.

Одну из музейных коллекций полностью собирал Б.Патон. И это была лучшая коллекция моделей мостов. Потом, когда КПИ делился, коллекцию передали в Днепропетровск, и оттуда коллекцию увезли итальянцы. У Патона был девиз: «Дипломная работа должна работать». Что ж, его мост до сих пор выполняют свою функцию.

Как именно формируется коллекция в таком музее, как политехнический, тем более на 19,5 тысяч экспонатов?

– Коллекции научные и технические могут по-всякому создаваться. Например, коллекции технические, в том числе и наша, – могут пополняться от того, что ежегодно на предприятиях проводят инвентаризацию и какие-то вещи списывают, и могут передать нам в музей. Таким образом, у нас сформировалась, например, коллекция военной радиотехники, аналогов которой нужно хорошо поискать. Особенный интерес этой коллекции в том, что наша военная техника маскировалась. На ней стояли английские буквы, якобы это не наши делали. Истинное происхождение техники выяснилось, когда ее уже глубже стали разбирать и изучать.

Коллекцию можно и получить от кого-то. Именно так у нас сформировалась хорошая коллекция радиоприёмников, частично подаренная, частично у нас были экспонаты. Пополнение коллекции часто может прийти от людей, у которых не поднимается рука выбросить детский проектор со слайдами, радиолу или пластинки. К слову, пластинки – это отдельная тема, их у нас очень много. В пластинках надо хорошо разбираться, чтобы правильно понять их ценность. Имеющийся у нас материал я пока не могу назвать коллекцией, так как до него мы еще не добрались. В Киеве раньше был музей пластинок, и завод грампластинок у нас был на Шулявке.

Пополнение коллекции часто может прийти от людей, у которых не поднимается рука выбросить детский проектор со слайдами, радиолу или пластинки.

Еще один пример: с Германии к нам приехал пожилой человек, сын врача, который во время войны был у нас в военном госпитале. И когда немцы покидали наши территории, они забрали ценные книги. А этот человек нам их вернул обратно. Книги в плохом состоянии, но все же.

Кроме того, коллекцию можно сформировать в процессе работы над фондами. Коллекция еврейского серебра – яркий тому пример. Из фондов музея выбрали отдельные серебряные вещи, почистили их, описали и вышла интереснейшая выставка по еврейскому серебру.

Бывает и так, что материал для выставок и цельных коллекций накапливается годами – именно так у нас вышло с коллекцией ламп. К слову, в Ополе, в Польше один профессор собрал больше 500 рентгеновских ламп, из которых сделали красивый и изящный музей. Кроме непосредственно рентгеновских ламп, в экспозиции присутствуют фотографии, сделанные в рентгеновском кабинете. В общем, тема в плане экспонирования обыграна замечательно.

Ещё один из способов формирования музейной коллекции, когда какой-то коллекционер собирает коллекцию и просто передаёт ее в музей. Или, например, сейчас, закрылся на Дарнице завод. Но у них были прототипы, с которых многие наши собирали телевизоры. И мы этот прототип от завода получили.

Говоря о коллекционерах, какую роль в становлении музея они играют и играют ли?

– Музеи боятся коллекционеров, потому что у коллекционеров большой соблазн. Если вы скажите, что коллекционер и пойдете устраиваться на работу в музей, то вас не примут. Но для функционирования музея коллекционеры – бесценные люди, потому что только благодаря им мы можем уточнять какие-то факты об экспонатах. У коллекционеров есть коллекции, которые помогают нам атрибутировать, создавать научный паспорт каждого отдельного экспоната. А это очень важно для нас. Занимаясь радиоприемниками, мы узнали, что в Черкассах есть прекрасный коллекционер. Он временно передал свою коллекцию в университет.

Смотреть раздел «Радиоаппаратура и магнитофоны» на UNC.UA

Бывает ли так, что, исследуя фонды, находят неожиданные экспонаты?

– Я всегда удивляюсь, когда говорят: «В фондах нашли». Там сложно что-то потерять. Если нашли в фондах, значит, в картотеку ранее не заглядывали. Хотя бывают разные случаи.

У нас была выставка о Крещении Руси. Церковная тема тогда не приветствовалась. Заведующей нашего отдела тогда была Галина Проняк, и она написала концепцию выставки. Так вот, когда доставали колокола (они как матрешки были одеты), под ними нашли давно потерянный крест. Или когда делали выставку о гетманах Украины и чистили булаву, то в ней нашли записку человека, который прощался с женой.

Если вы скажите, что коллекционер и пойдете устраиваться на работу в музей, то вас не примут. Но для функционирования музея коллекционеры – бесценные люди

Ещё один такой пример касается скорее описывания предметов. Я в 90-е годы в Музее истории Украины делала выставку о евреях, о партизанско-еврейских отрядах, об истории львовского ГЕТТО и «оркестре смерти». В фондах исторического музея лежало много неописанных предметов еще довоенного поступления. Когда мы их осмотрели, оказалось, что среди них много еврейских вещей. Выставка из них получилась хорошая – все оставшиеся в Киеве евреи пришли туда.

В советское время активно разрабатывалась тема космоса. Есть ли в музее экспонаты, касающиеся космоса?

– У нас хорошая космическая коллекция. Все, кто работал на Байконуре, приносили в Киев в музей различные вещи. Покорёженные плиты с момента старта космического корабля кому-то покажутся грудой металлолома, а нам они говорят об огромной силе.

У нас представлен спускаемый аппарат «Восход», который был в космосе. Из аппарата такого типа выходил в открытый космос Алексей Леонов. Есть коллекция космического питания, есть макет спутника. Эту коллекцию собирали люди, для которых это было дело жизни. Наш сотрудник Александр Сергеевич был начальником центра подготовки космонавтов на Байконуре. У нас побывала практически вся первая десятка космонавтов. Так что, можно сказать, космос из первых рук…

В России также есть музей космонавтики, и он дорогой и технологичный. Одним из последних советских музеев был музей космонавтики в Житомире. В нем хорошо просматривается, что государство вложило туда средства. Мы же вовремя нашли погибающий музей космонавтики, коллекция которого уже хранилась в Арсенале, и помогли ему обрести вторую жизнь тут, но без государственной помощи – мы все делали на деньги КПИ.

В наших фондах стоит отметить авиационную тематику. Экспозиции у нас по этой теме нет, но мы будем делать отдельную выставку. Мы дружим с первым экипажем «Мрії», и они нам много передали вещей. Кроме того, из КПИ в Америку уехал наш механик Степан Тимошенко. Он всегда был благодарен КПИ за то, что его приняли в профессора в возрасте 26 лет за совокупность его работ в области механики. Поэтому у нас бывают разные делегации от компании «Боинг». Приезжали они с книгами Тимошенко в руках и со словами, что без него лайнер бы не летал. Сегодня они стратегические партнеры КПИ. Благодаря им, в нашей коллекции есть книги, модели самолетов, сам дрим-лайнер, марки в паспарту.

У нас собрано множество редких экспонатов в разных областях. Например, мы имеем свою «Мона Лизу» – это первый ламповый приемник 1917 года.

Также в музее есть коллекция стрелкового оружия. Она не рассказывает о войнах, а только о эволюции оружия.

Какой самый необычный экземпляр в коллекции музея?

– У нас собрано множество редких экспонатов в разных областях. Например, мы имеем свою «Мона Лизу» – это первый ламповый приемник 1917 года. Там стоит лампочка, которая называется «бабушка». И у нас есть электромобиль 1976 года. Он был сделан студентами. В экспозиции у нас стоит монтажный столик со всеми приспособлениями для диктора и оператора, а также кинокамера «Конвас», которая хорошо известна для всех киношников. Их передала нам Украинская студия хроникально-документальных фильмов. Еще у нас стоит трофей из Германии, который привез один генерал. Это комбайн 1935 – в нем есть приемник.

­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­Когда в Украине решат создать хороший технический музей – это станет шагом вперед. Пока его нет – мы смотрим назад. Создание таких музеев важно для развития и образования общества. В Киеве есть Музей воды – его городу подарили европейцы. Уровень музея и его значимость можно оценить тем, что в него до сих пор очереди стоят. Такие музеи показывают, что ты можешь сделать жизнь лучше.


Есть ли в Украине кураторы, которые могли бы обеспечить музею новые экспонаты и сделать хорошую интерактивную выставку?

– Даже если в Украине их нет, то не стоит изобретать велосипед. Есть прекрасный музей Коперника. Есть вещи, которые уже сделаны. Есть команды, которые работают над созданием таких выставок. Все зависит от затраченных усилий. Чем быстрее ты крутишь колеса велосипеда, тем ярче горит лампочка, а крутить можно по-разному.

Продолжение следует