Колонки

В чем проблема формирования серьёзной коллекции?

100
13 марта 2019

Занимаясь филателией, и понимая, что моя коллекция провизорий это все таки определенный уровень, хотелось этот уровень перепрыгнуть. Пойти в филателию серьезную, «тяжелую».

Одно время я потихоньку занимался тризубцами (отпечатками тризубцев на почтовой продукции) от 1918 года. Кстати на выставке «УкрФилЭкспо 2018» был прекрасный экспонат Петра Боруховича («Поштові марки Української держави, 1918: наддруківки тризубу на марках Російської імперії»), где были представлены тризубцы со все Украины. П.Борухович за этот экспонат получил золотую медаль в Лондоне и в Нью-Йорке. (Это были всемирные выставки.) У него потрясающие материалы, лучше него в этой теме – нет.

Так вот, в то время в Москве я перезнакомился со многими очень крупными филателистами. Надо сказать, филателистическая жизнь там совершенно другая. И один из крупнейших филателистов Александр Сергеевич Мраморнов, человек, который на всех выставках берет золото, говорит мне: «Слушай, что ты все рассказываешь: «Киев и Киев»? Возьми Киевскую губернию! Вот для начала у меня есть блок домарочных конвертов».

К тому времени у меня уже были домарочные конверты, но так – фрагментарно. А у него я купил очень серьезный блок, и с этого началось формирование экспоната «История почты Киевской губернии».

В чем проблема формирования такой коллекции? В деньгах! Это материал старый, это материал дорогой. Потому что вот это тяжелое и серьезное стоит совершенно других денег.

Сейчас на меня работает несколько марочных дилеров, которые мне предлагают материал. У них я выбираю что возьму, а что мне не нужно, за что я могу заплатить, а на что у меня таких денег нет. Но тем не менее, работает несколько марочных дилеров, и работает аукцион, который знает, что именно я собираю. Этот аукцион иногда интересуется, нужен ли мне материал, который планируют выставить, и если да, то его могут и не выставлять. Поэтому недостатка в материале у меня нет.

Словом, я начал формировать этот экспонат, обсуждать его, разбираться, какой это период, ведь у меня задействован не весь период Киевской губернии. Сейчас я собираюсь выходить на экспонат в восемь стендов, и в нем я буду брать более длительный период, но в рамках существования Киевской губернии – с 1708 по 1925 год, когда губернии были вообще отменены. Состоянием на сегодня у меня экспонат заканчивается 1922 годом.

Тарифы публиковались в какой-то газете в определенный период. Понимаете, одно дело в Киеве переход на другой тариф, а то ли дело где-то в Сибири, куда газета приходила через несколько дней.

Я его расширю, потому что после 1922-1923 года есть ещё очень сильный кусок, связанный с Российской Федерацией. В этот период тарифы менялись каждые две недели. В этот кусок встряют только очень мощные филателисты. Там разбираться в тарифах – песня.

Смотреть раздел «Филателия» на UNC.UA

Что значит каждые две недели? Тарифы публиковались в какой-то газете в определенный период. Понимаете, одно дело в Киеве переход на другой тариф, а то ли дело где-то в Сибири, куда газета приходила через несколько дней. Поэтому возникают случаи, когда тариф уже действовал один, а франкировка на конвертах стоит другая. Другой вариант – тариф установлен один, а франкировка стоит ещё не введённого тарифа, но уже о нем где-то писали. Вот такая «чехарда» очень симпатична в плане филателии.

И я такой материал начал уже набирать. Общение с ведущими филателистами мира помогло мне сформировать видение моего экспоната, и я на пяти стендах готов был с ним выйти на выставку в Одессу и в Киев.

Готовил я его где-то с начала 2018 года, так как приблизительное время проведения этих выставок я знал. В Одессе мой экспонат получил сразу и большую золотую медаль, и национальный гран-при. Одесская выставка она огромная, поэтому там был интернациональный гран-при и национальный.

...буквально на второй день ко мне стали подходить люди и говорить: «Слушай, так, а у тебя ведь нет конкурентов!»

Из Одессы мои экспонаты переехали на выставку в Киеве. Здесь, в Киеве, было несколько очень серьезных экспонатов, с которыми можно было конкурировать. Экспонат Пети Боруховича был выставлен в почетном классе, а он – не претендует на награду. (Почетный класс – это класс, экспонат в котором уже получил, все что можно получить, а мы говорили что П.Борухович взял золото в Лондоне и в Нью-Йорке, поэтому он уже не претендует). И второй экспонат – это «Русский Ливан» Михаила Крамаренко. Но Миша был в судейской коллегии, а она тоже в конкурсе не участвует.

Поэтому буквально на второй день ко мне стали подходить люди и говорить: «Слушай, так, а у тебя ведь нет конкурентов!».

В итоге так и получилось. И результат конечно приятен – две выставки с диапазоном в две недели и два гран-при. Мне звонит Мраморнов, после Киевской выставки и говорит: «Ну что, как дела?» – А я ему: «Плохо, опять повторяется одесский вариант» – Он: «Такого не бывает! Ну, ты вообще!» Это говорит человек, который на всемирках ниже золота не берет.

Но я не переоцениваю себя – экспонат ещё сырой, и там ещё есть, чем заниматься. Ко мне подходили такие «тяжелые» филателисты, как Игорь Киржнер, Петр Борухович и четко мне указывали, где нужно поправить и чего ещё не хватает. Я им очень благодарен, потому что это все делается для улучшения, для пользы дела, как говорят.