Колонки

Что такое скрипофилия?

2438
09 жовтня 2020

Мы публикуем отрывки из неизданной книги одного из известнейших киевских скрипофилов — Павла Безусого.

Здесь и в следующих материалах использованы отрывки книги: Художественное Оформление, подписи и индивидуальные признаки Исторических ценных бумаг. БЕЗУСЫЙ П.Л.

____

Коллекционерам начинающим, и не только…

Благодарю за участие в подготовке и издании книги моих друзей, - Буракова Андрея, Ванина Алексея, Сергея Резниченко Бурлакова Володю и других оказавших посильную помощь в поиске, подготовке и систематизации материала.

____

Что такое скрипофилия?

Слово «скрипофилия» (иногда пишут «скриптофилия») происходит от древнегреческих scrip («документ») и philos («любить»). Но скрипофил собирает не всякие старые документы. Прежде всего его интересуют вышедшие из употребления акции.

Еще в 1920‑х годах биржевой маклер Ричард Смайт обронил:

«Ни за что не выбрасывайте старые бумаги, в ваших руках они еще превратятся в Золото».

Фраза оказалась пророческой. Смайт был человеком необычайной дальнозоркости. До 70-х годов банки и предприятия еще широко практиковали уничтожение «обесцененных» ценных бумаг. То, что в течение десятилетий почти никто не прислушался к совету Смайта, делает сегодня Исторические ценные бумаги так исключительно редкими. Лишь около 30 лет назад коллекционеры начали собирать эти сокровища экономической и финансовой истории.

Годами биржевые маклеры (или разочарованные инвесторы) накапливали интересные бумаги без разбору. Некоторые бумаги выставлялись на обозрение, другие хранились в шкафах чердаков «на всякий случай». Но всерьез скрипофилия началась только после публикации в 1976 году двух каталогов в Германии со списками и иллюстрациями облигаций, выпущенных в предреволюционной России и Китае. Каталоги были результатом докторских исследований двумя немецкими банкирами, Улрихом Друммом и Альфонсом Хенселером.

Примерно два года спустя после формирования Общества Ценных Бумаг и появления дилеров, возник рынок. Сначала рыночный центр был в Англии, ранняя деятельность была сконцентрирована на Китайских и Российских ценных бумагах, с которыми произошел дефолт, в результате чего был установлен курс на Лондонской Бирже Обмена. Цены на рынке коллекционеров изменились и сошлись с ценами на Бирже, неизбежно вырос спекулятивный интерес, который склонялся к тому, чтобы перевесить ценность самих бумаг. После трех лет неистовой деятельности и неожиданных скачков цен последовал спад рынка, но после 1982 года родилась скрипофилия как отрасль коллекционирования.

Скрипофилия – это не только возможность путешествовать в прошлое, а также возможность получить знания о недавнем прошлом (около 300 лет назад). Она создана как введение для новичков, так и для того, чтобы поддержать интерес у профессионалов. Ее цель: покрыть широкий объем темы коллекционирования и снабдить некоторой исторической информацией о происхождении этих необыкновенных документов, известных как акции и облигации.

В целом, история финансирования насчитывается почти шесть тысяч лет, начиная с торговли на ближнем востоке. Сведения предполагают, что письмо было изобретено и впервые использовано, чтобы прослеживать деловые контакты и сюрприз для скрипофилистов заключается в том, что самые ранние облигации возникли с 1700 г. до н.э.

Старинные ценные бумаги не заканчиваются просто каталогом. За каждой ценной бумагой скрываются интересные детали фирменной, финансовой и экономической истории, которые Вы, как коллекционер, можете исследовать.

Бытует мнение, что коллекционирование просто ради инвестирования лучше оставить экспертам и несмотря на то, намерения дать экспертам знания скрипофилии, коллекционирование для инвестирования – это не основная цель. Те, кто решил начать коллекцию должны, наконец, сделать это из-за личного интереса. Если после нескольких лет по причинам редкости и спроса ваша коллекция достигнет значительной ценности, тогда этот бонус, а не оправдания для вашего решения коллекционирования. Конечно, нельзя отрицать факт, что бумаги, созданные в прошлом, уникальны независимо от развития современных технологий. Многие из них теряются или уничтожаются с течением времени и возрастающее число людей желают приобрести для себя эти кусочки истории – результат склоняется к тому, что спрос превысит предложение.

А с появлением электронного документооборота, спрос на вышедшие из обращения бумаги начал еще заметней расти.

Сегодня ценных бумаг в бумажном, физическом виде в Украине практически нет. Хотя до сих пор остается загадкой, почему, в отличие от того же американского фондового рынка, наши крупные эмитенты не делают бумаг для собственного промоушна?

На фондовом рынке США, разумеется, все акции также давно существуют только в электронном виде. Но при этом вы всегда можете купить бумажные акции той же «Пепси-Кола», «Дженерал Моторс», или «Дженерал Электрик», или «Майкрософт» — каких угодно компаний, присутствующих на рынке.

Да, разумеется, эти практически сувенирные акции, являясь подлинными, не служат инструментами фондового рынка и имеют номинал один цент. Но для продвижения бренда, для подарка, оформления, начала коллекции — это очень интересная вещь.

Почему у нас нет, например, бумажных акций «НАК Нафтогаз», ОАО «Укрнефть», Союз Донбаса, а в России соответственно «Газпрома», РАО, «Лукойла» — крупнейших эмитентов, являющихся системообразующими на фондовом рынке? Мне, как акционеру Укрнефти, хотелось бы иметь акцию этого общества. Может быть, я бы повесил ее на стену, передал детям или внукам, и она бы стала исторической ценной бумагой (ИЦБ). Через несколько десятков лет финансовая история Украины будет беднее, чем она есть сегодня, потому что не будет в ней таких вещественных свидетельств, ценных бумаг, которые оставили после себя всемирно известные и крошечные компании прошлых столетий. А кроме того, для нашего населения чисто психологически было бы интереснее иметь на руках сертификат или собственно акции, если уж люди инвестируют средства.

Конечно, наличие сертификата ничего не гарантирует, но это — намного приятнее, чем выписка из реестра, которую сегодня держатель акций имеет в удостоверение своих имущественных прав. Выписка представляет собой лист писчей бумаги, на которой — компьютерная распечатка… И сравните его с ценными бумагами… Что мешает выдать человеку, который принес свои деньги, вместе с безусловно необходимой выпиской из реестра, красивый сертификат, на котором будет написано, что Гольденберг Яков Израйлевич является собственником 100 акций Укрнефти?

И ведь никаких особенных сложностей в том, чтобы такие акции были, нет. Не нужно дополнительных эмиссий, достаточно лишь перевести часть электронных акций в бумажную форму. Более того, это окупится! Потому что такие акции будут с удовольствием покупать. В том числе и как произведения искусства. Тот же «Союз», «Газпром» или «НАК» вполне могли бы заказать по конкурсу эскизы акций у хороших художников. И, уверен, художники с удовольствием взялись бы за такую необычную и благодарную работу. А уж полиграфия наша с ее высочайшим уровнем вполне могла бы создать из эскиза настоящий шедевр, и защищенный, и великолепный.

Образцы шедевров




И непонятно, почему наши эмитенты так себя не ценят…

А когда бумажные раритеты вернутся в нашу экономическую действительность, а это обязательно случится, рынок раритетных ценных бумаг станет и шире, и интереснее.

Во всем остальном мире это есть — немецкие, французские, английские акции печатаются постоянно. А у нас — только прошлое… Наше настоящее закончилось вместе с ценными бумагами «МММ», концерна «Гермес» и «Олби-дипломата». Фотографии акций МММ, Гермес, Олби

На "Четвертый аукцион исторических ценных бумаг, рукописей и документов" выставлен приватизационный ваучер с автографами восьми министров финансов РФ, трёх председателей ЦБ, двух казначеев России, четырех вице-премьеров Правительства и других чиновников, связанных с приватизацией. "Этот лот, на котором есть автографы людей, связанных с приватизацией, в том числе и Егора Гайдара, Михаила Задорнова, Александра Лифшица, Анатолия Чубайса, Виктора Геращенко, Татьяны Парамоновой, Альфреда Коха, оценили в 7,7миллионов рублей". Расписаться на ваучере высокопоставленных чиновников уговорил депутат Государственной думы первого созыва Александр Егоров, который и заверил подлинность всех автографов.

Сегодня эти бумаги стоят недорого, потому что их время еще не подошло. Но — это последнее «бумажное», что осталось от постсоветского фондового рынка.

Людям, которые стояли во главе этих финансовых пирамид, мы благодарны за то, что они оставили нам образцы последних российских ценных бумаг. Пусть эти бумаги иногда смешны по своему художественному и полиграфическому исполнению, но это наша история. Да, грустная, да, стыдная, но, глядя на эти бумаги, каждый из нас вспомнит эпоху со всеми ее подробностями.

Сейчас новые экземпляры исторических ценных бумаг на украинском и российском рынке еще появляются. Но все реже и реже. Источник — заграничные коллекции и — «сундуки». То, что вывезли из России первые эмигранты, и то, что провалялось какое-то время на чердаках и в подвалах, время от времени попадается коллекционерам. Недавно на немецком аукционе был выставлен чемодан с бумагами, который хозяин за ненадобностью приготовил к выбросу, полагая, что это ничего не стоит. С большим трудом коллекционерам удалось этот чемодан на аукционе «выцепить».

Часто ценные бумаги погибают потому, что люди разбирают вещи и, не зная, что бумажный «хлам» ценится и собирается коллекционерами, выбрасывают их. Это большое счастье, когда удается что-то перехватить по пути на помойку.

Нумизматы не знают, что такое настоящая «бедность»

У нумизматов, бонистов все время выходит что-то новое. И если сегодня памятная монета никого особенно не интересует, через сто лет на нее будет спрос, а через тысячу — она будет иметь для коллекционеров такую же запредельную ценность, как сегодня — самые древние и дорогие монеты. У филателистов выходят новые серии марок. Жизнь продолжается!

Сегодня коллекционеры- скрипофилы живут только тем, что уже было, новых поступлений практически нет, раритетных ценных бумаг становится все меньше и меньше. Они ветшают, теряются, рвутся, горят, бумага имеет такое свойство…

Жалобы нумезматов на то, что материала становится все меньше, я не понимаю, жалобы на литературу, которая якобы не выпускается тоже не состоятельны. Нумизматы просто не знают, что такое настоящая информационная и материальная бедность! Думаю, что если они соберут все свои книги и каталоги, то это будут шкафы и шкафы. Все, что издано по скрипофилии (раритетным бумагам), уместилось би на одной скромной полке.

Я, Ваш покорный слуга как, уверен, и другие любители раритетных бумаг, за свои деньги выпускаем маленькие книги или каталоги, которые, хочется верить, вызывают большой интерес и заполняют историческую нишу оставленную учеными «мужами» и государственными институтами.

Мы всячески пропагандируем наши бумаги и очень благодарны тем авторам, которые используют их в своих изданиях. Недавно вышла на двух языках замечательная книга Лифлянда и Петрова «Век акций, рент и облигаций». В книге опубликованы такие ценные бумаги, которых нет нигде, кроме Государственного Исторического музея (возможно в часных колекциях). А само издание посвящено истории ценных бумаг.

Хороша книга Ю. Голицына «Фондовый рынок дореволюционной России: очерки истории». Эта книга богато иллюстрирована не только нашими бумагами, хотя наших бумаг в этом издании немало.

Показательна в этом смысле книга «Защита капитала», которая тоже содержит репродукции ценных бумаг. Речь в ней идет о капитале как о частно-семейной собственности и сбережении капитала на протяжении нескольких поколений собственников, о создании финансовых кланов.

Остальная литература с нашей единственной полки — зарубежные каталоги аукционов ценных бумаг. Вот, например, американский каталог, который сам является произведением книгоиздательского искусства. Он содержит описание ценных бумаг многих стран мира.

Когда-нибудь мы дождемся и у нас в Украине и России такого интереса, который позволит проводить регулярные аукционы и издавать каталоги, вести научные изыскания в области исторических ценных бумаг. Ведь ценные бумаги отражают развитие фондового рынка в стране. Чем больше и лучше он развит — тем активнее интерес к его истории, а значит, и к историческим ценным бумагам.