Почитать

​Всегда есть что-то новое. Письмо филателисту

Разве мы живем просто для коллекционирования? Зачем Вам все это, когда Вы во всем разбираетесь в плане филателии? Нужно ли нам собирать больше, чем мы даем, или нам нужно делиться и быть добрыми? Я знаю, что есть что-то еще, во что способны поверить даже не коллекционеры. Но я целиком и полностью верю в марки!

Мы все что-то собираем, начиная женами или мужьями и заканчивая разными безделушками — такова природа человека. Коллекционирование может наполнить нашу жизнь, быть нашим времяпрепровождением или просто праздным отвлечением. Если бы мы не думали, что это важно, мы бы этого не делали. Коллекционирование дает не только удовольствие и успехи. Есть конкуренция, отчаяние, сомнения, распределение ресурсов, зависть, высокомерие...

Марки — это средство, которое наполняет нас энтузиазмом, придающим нам желание обучаться и делиться. Имея так много вариантов что и как коллекционировать, и связей с другими интересами, марки могут улучшить уровень интеллекта, дружбу и жизнь даже больше, чем любое другое хобби. Чем больше вы вкладываете в сбор марок, тем больше вы получаете от этого, тем больше возможностей у вас появляется. Коллекционирование марок открывает новые горизонты, а не ограничивает их.

Появляется ли у вас большая осведомленность в чем-либо когда вы собираете что-нибудь еще, кроме марок? — Нет.

Очевидно, что марки связывают между собой историю, географию, политику и разные культуры.

Можно узнать многое, коллекционируя марки, которые демонстрируют изображения людей, виды спорта, религии, искусство, флору, фауну, пейзажи и т. д. А также добавьте к этому то, что вы можете получить из почтовой истории, доходов, технических аспектов и чего-либо мимолетного. Пути могут вести нас во всех направлениях. Это не относится к другим видам коллекционирования.

Марки утилитарны, но эти маленькие кусочки бумаги передают больше, чем заложенные в них функции — стоимость и кто их выпустил. Благодаря графическому дизайну они представляют то, что, по мнению страны, наиболее важно, изображая определенных людей и места. Они сообщают намного больше, чем мы понимаем, особенно если в рассказе присутствует конверт. Как добавление к историям, которые нам могут рассказать марки, конверты показывают, что они действительно использовались, добавляя информацию о том, что произошло, когда это было, где они были выпущены и почему. В мире так много послов или коммуникаторов, которые были бы лучше марок, даже на сегодняшний день.

Марки не сообщают нам все сразу. Нельзя узнать абсолютно обо всем при нажатии одной кнопки. Вы должны инвестировать свое время и приложить некоторые усилия. Коллекционирование может означать много вещей, и коллекционеры могут выйти за рамки коллекционирования одних только марок. И, как со всеми хорошими вещами, все должно быть сделано в меру.

Больше всего меня завораживает наличие множества противоречий в нашем хобби.

Марки не предназначались для коллекционирования. Сначала их все выбрасывали, и сегодня с большинством поступают также. Использованные марки не имели никакой ценности. Единственное значение, которое имели марки монетного двора — это оплата почтовых расходов. Затем некоторые люди начали замечать разные цвета и дизайн, взятые из интересных мест, и начали хранить марки.

Из всех марок, которые были сохранены, некоторые были признаны необычными, поэтому они стали более желанными, следуя принципу спроса и предложения, который является основой для бизнеса. Насколько хорошо они были напечатаны и размещены, насколько аккуратно они были отделены и насколько хорошим был уход за ними на протяжении многих лет — все это вопрос везения. Некоторые из них существуют с 1840 года или, некоторые достались вам после последней ревизии почтового ящика, — это то, на чем основано наше хобби.

Немного о конвертах

Конверты тоже не предназначались для коллекционирования — важным было именно их содержание. Большинство конвертов, которые сохранились после того, как письмо было вскрыто, были уничтожены позже, после того, как были отклеены марки. Если использованные марки не имели «внутренней» ценности, то пустые конверты были еще менее значимыми. Намного больше осталось марок без конвертов, нежели вместе с ними и теперь эти конверты теперь пользуются большим спросом.

Удивительно, что мы можем найти такое исполнение и красоту в марках, которые представляли собой бумагу, не предназначенную для хранения. И все те, кто использовал марки, не думали о значении и мастерстве, которые мы смогли позже обнаружить в бумажных конвертах, которые шли вместе с посылаемым сообщением.

Судьба марок и конвертов могла сложиться намного хуже, и в основном так со многим и случилось. Удивительно видеть коммерческое почтовое письмо, выпущенное в1897 году в Канаде в таком идеальном состоянии: крошечные марки, которые наделяли письмо определенной стоимостью и использовались редко, были аккуратно наклеены и сняты, не согнуты, и, что еще важнее, по какой-то причине сохранены, а затем переданы (или проданы) нам — коллекционерам.

Большинство коллекционеров почтовой истории ценят чудесные конверты, как на этом изображении. С другой стороны, нам также нравятся шероховатые старые конверты с грязными перепечатками, перечеркнутыми словами и разрывами, как на изображении ниже, отправленные из Маврикия в Индию в 1916 году. Вся почтовая история нуждалась в обеих вариантах.

На конверте авиапочты 1949 года из Западного Берлина есть все эти признаки, вдобавок еще и возрастные. Бумага, из которой он изготовлен, низкого качества и она долго не продержится. Оба являются примерами, показывающими условия когда и откуда они были отправлены по почте. Они не должны были уцелеть.

Мы ценим то, что должно было стать мусором, и называем это — «хобби королей».

В чем такое противоречие? Коллекционирование марок не обязательно должно быть похоже на сбор мусора, но всегда хорошо быть королем, особенно тем, кто выпускает марки.

Мы всегда должны все классифицировать

Что касается марок, то в данном случае классификация включает тип, количество, состояние и множество мелких деталей. С конвертами все сложнее. Немецкие каталоги Michel начинаются с того, как каждая марка используется на конверте: индивидуально, две или большее количество одинаковых, или же она была объединена с другими. Но для того, чтобы правильно оценить тот или иной конверт, общая номинальная стоимость должна быть равна общей требуемой ставке. Это легче понять, чем прочитать.

Далее — уже легче определить не обрезан ли конверт, высушен ли он после того как намок. Всегда имеет значение как, где, когда и почему использовались марки. Это часто бывает даже важнее, чем стоимость марок. Мы любим классифицировать и оценивать марки и истории, которые рассказывают их конверты. И оцениваем их соответственно.

Как только вы начинаете классифицировать, деление на лучшее или худшее происходит естественным образом. Для марок такая классификация включала плохие, хорошие, очень хорошие, чрезвычайно хорошие и, наконец, драгоценные марки. Это было не совсем точно, поэтому теперь выдаются числовые оценки, как в старшей школе.

Странно, что состояние того, что находится на обратной стороне марки и какой клей предназначался для того, чтобы когда облизав марку приклеить ее, может в значительной степени определять ценность марки. Передняя сторона марки со всей художественной и технической работой с одной стороны, которую вы видите после того, как она наклеена в вашем альбоме, является вторичной. Давайте выясним почему.

Мы все отождествляем себя с тем, чем мы обладаем.

Кто мы есть зависит от того, что у нас есть, поэтому мы стараемся добиться лучших результатов и выглядеть лучше. Это также может заставить нас чувствовать себя лучше, думая, что мы или наши коллекции превосходят других.

Мы устанавливаем высокие стандарты для деликатных марок, которые не были предназначены чтобы существовать после стольких лет. Мы высоко ценим те марки, которые остались в наименьших количествах или в лучшем состоянии. Затем мы почти наверняка ценим марки с ошибками, сделанными при их создании: перевернутыми самолетами, неправильными цветами, ошибками в печати, маленьким расстоянием между отверстиями или отсутствием отверстий. Мы измеряем мельчайшие различия, ища драгоценные спасенные обрезки, похожие на обычные марки.

Вероятно невозможно найти идеальную марку, хотя «почти идеальную» вполне достижимо, и она может быть редкой и ценной, но вряд ли уникальной. Каждый конверт может быть уникальным, но требуется время, усилия и знания, чтобы обнаружить, что он действительно редкий и ценный. Вы не можете оценивать конверты по их внешнему виду, точно так же, как вы не можете судить о книгах по их обложкам. Их значение может сильно отличаться от того, что наиболее заметно бросается в глаза. Вы никогда не узнаете, пока не заглянете внутрь.

Редкие конверты не обязательно должны иметь редкие и ценные марки, поэтому, узнав, что делает их особенными, мы знаем что искать.

Ревность, зависть, чувство превосходства — неужели это про филателию?

Если мы не тратим или не можем тратить много денег, мы можем потратить много времени на поиск, надеясь, что удача улыбнется. Это волнение охоты! Мы все еще охотники, в некотором смысле, и благодаря коллекционированию мы — собиратели.

Марки прорывались сквозь экономические слои, предоставляя общие интересы и почти равные возможности богатым и бедным. Несмотря на то, что я могу описать себя как филателиста в области продуктов питания, у меня было три друга-мультимиллионера, которые коллекционировали марки. Я никогда не считал это недостатком и никогда не имел причин ревновать. Один коллекционировал марки из тех же самых областей почтовой истории, что и я, обращая внимание на те же моменты. Его конверты, как правило, имели дорогие марки, и он нашел большую часть своей коллекции на аукционах, в то время как у меня в коллекции были общие марки для тех же отправок, которые я нашел, главным образом, на филателистических выставках.

У нас были очень схожие коллекции в нашей общей области, и обе мирового класса. Он был старше, с большими знаниями благодаря тому факту, что был вовлечен в наше хобби гораздо дольше и легко делился тем, что знал. Я многое узнал от него.

Деньги имели значение только дважды. Однажды я нашел для него одно долларовый конверт, но я отказался взять те 800 долларов, которые он хотел мне заплатить. Я настоял на том, чтобы он заплатил 11 долларов. В другой раз я нашел отличный конверт, который не мог себе позволить, поэтому я приберег его для него, чтобы он мог купить его для своей коллекции.

Ни один коллекционер не может надеяться иметь все, независимо от того, что он собирает.

Мы все не можем собрать полные коллекции США как Уильям Гросс. Даже он, возможно, пропустил несколько второстепенных номеров, оттенков или перфораций.

Это дает возможность думать, что если Дональд Трамп также соберет одну конкретную область, что и я, и ему будет нужен определенный тип конверта авиапочты, несколько примеров которого есть только у меня (что, как ни удивительно, могло бы быть правдой), я мог бы отказаться продать его ему независимо от цены, и ему бы не повезло. И это очень приятное чувство.

Для всех нас идея завершенности — это смешанное чувство, потому что тогда мы закончим, а нам бы этого не хотелось. Мы создаем искусственные ограничения, выбирая, когда и где заканчиваются наши избранные интересы, хотя мы бы продолжили расширять их всегда, если бы смогли. Только мы решаем что будет собой представлять наша коллекция, включая, возможно, одни моменты, а не другие.

Хранение марок

Для марок необходимо иметь альбомы со свободным пространством для каждой из них. Прозрачные держатели необходимы для защиты марок монетного двора. Мне также интересны градиентные марки, которые размещаются на страницах рядом с подобными им марками, или, не дай Бог, с незаполненными местами. Я могу представить толстые страницы альбомов с тонкими маленькими прозрачными полностью закрытыми корпусами, установленными на шарнирах, чтобы каждый мог поворачиваться, чтобы показать клейкую сторону после того, как передняя сторона будет оценена.

Конверты могут храниться в альбомах, но все должны быть индивидуализированы. Имеет смысл хранить их в отдельных конвертах в коробках с вставками, представляющими чрезвычайно важную информацию о том, что делает каждый из них ценным. Вы хотите сохранить все знания с каждым конвертом, потому что вы много работали для их получения. Есть очень мало хороших каталогов конвертов и еще меньше коллекционеров, которые ничего не знают о конвертах или каталогах. Вы можете оставить свои знания при себе, но ваши наследники наверняка не хотят, чтобы так произошло.

Стоимость коллекции

Удивительно, как может колебаться стоимость марки или конверта. В основном, это только оценка из каталога для марки и признанная стоимость "использованых" марок на конверте. Затем, когда специалисты видят что-то особенное, редкую разновидность или оттенок, перфорацию, перепечатки, ставку или использование, важную дату, маркировку или что-то еще, ценность может расти, поскольку марка начинает пользоваться большим спросом. И, возможно, позже, ценность снизится до того значения, которое было вначале, или, может быть, до нуля, после того, как специалистов не останется, и все, что они видели, будет забыто.

Коллекционеры монет могут быть чрезвычайными интровертами или излишне экстравертированы, и вы, скорее всего, никогда не сможете этого определить, только глядя на их коллекции. Только от нас зависит как мы сохраним то, что любим: будет доступно оно только для нашего наслаждения, покажем другим, или поделимся экспонатами на выставке.

Являясь коллекционером марок, вы не станете лучшим человеком, но это, безусловно, означает, что у вас есть потенциал.

То, что Вы объединяете великолепную коллекцию марок не означает, что вы отличный человек, но это хороший признак того, что вы можете стать одним из них.

Коллекционеры марок говорят на разных языках, но все понимают филателию, что дает нам больше, чем просто марки. Может быть, имея такую общую почву, как наша, получится объединить разные народы, и, в свою очередь, это будет способствовать лучшему функционированию ООН.

Коллекционирование марок дает вам многое, чему можно научиться, о чем следует подумать, больше связей с окружающим миром и обогащает вашу жизнь. Неплохо для маленьких кусочков бумаги.

Автор: William Ruh, for The American Stamp Dealer & Collector, April 2017